Ольга Агамирова: «Мы работаем для храмового пространства»

Союз Реставраторов России

Общероссийская общественная
организация, объединяющая профессионалов
в области реставрации

МЕНЮ

Союз в лицах

Ольга Агамирова: «Мы работаем для храмового пространства»

Ольга Агамирова: «Мы работаем для храмового пространства»

В современном мире многие вещи настолько взаимосвязаны, что имея хорошее базовое образование можно поменять профессию и стать реставратором в любом возрасте. Ольга Агамирова, выпускница биологического факультета МГУ и факультета журналистики с детства интересовалась живописью и искусством. Позже закончила Строгановскую академию, и в реставрацию пришла уже после сорока, осознав что реставрация икон – это ее призвание.

- Ольга, как телевизионный журналист, привыкший к постоянным стрессам смог «заболеть» реставрацией?

 

- В детстве меня готовили к поступлению в МАИ, но так получилось, что я поступила на биофак. В реставрации это стало для меня большим плюсом. В девяностые годы биологи были никому не нужны, и по стечению обстоятельств я оказалась сначала на телеканале 2х2, потом работала на радио, на ВГТРК, в Телевизионной службе новостей. Рестарацией русской иконы или темперной живописи я занимаюсь последние десять лет, пройдя обучение в Строгановке. Потом было очень много различных стажировок по России и Европе, и это не прекращается по сей день. Реставрация – профессия коллективная, в которой мы очень много консультируемся с коллегами из ГОСНИИРа, Третьяковской галереи, Эрмитажа, Русского музея. Когла ты работаешь на территории храма, ограничиться реставрацией темперной живописи не получается. Приходится сталкиваться с современными иконами XIX-XX вв. в металлических окладах, в которых применяются смешанные техники, например, темпера, полиграфия, масло. И работе с этими материалами тоже нужно постоянно учиться.

 

- Работа реставратора икон предполагает постоянные поездки. С какими храмами Вам нравится работать?

 

- Как независимые реставраторы мы работаем по договору в Москве, в Ивановской области, в северных храмах Архангельской области, в Литве. Активно сотрудничаем с лабораторией Русского географического общества в Кронштадте. Реставрация - это прежде всего наука, а наука – это эксперимент. Есть объекты, которые спасти практически невозможно, но мы стараемся наблюдать за ними используя возможности лабораторий и музеев у нас, в Польше, в Германии.

 

- Вы недавно вернулись из Архангельской области, Русского Севера известного своими богатыми иконописными традициями.

 

- Мы работали в Александро-Ошевенском монастыре, который находится практически в состоянии руин, но по значимости сопоставим с Троице-Сергиевой Лаврой. Реставрационные работы очень осложняются тем, что это памятник федерального значения. Приехав в Ошевенское впервые в прошлом году на Летнюю школу реставрации от Союза реставраторов России наставниками для студентов, мы вернулись туда этой весной. Для нас очень важно наблюдение за предметами богослужения после их реставрации. Надо отдать должное владыке Александру Каргопольскому и Плесецкому и игумену Феодосию – настоятелю Александро-Ошевенской обители, которые понимают необходимость правильно проведенной научной реставрации, длительного и многоэтапного процесса восстановления. Они знают, что воссоздать целостность ликов икон значительно сложнее, чем сделать их грубое поновление. Все иконы, с которыми мы работали, просто потрясающего письма. Например, в Богоявленском храме мы делали аварийные укрепления иконы «Коронование Богородицы». Видно, что писавшие ее мастера прекрасно знали различные техники иконописной западной живописи. Я не говорю о том, что все объекты надо делать на месте, но для нас очень важно работать для храмового пространства. Ошевенское – это то место, куда надо ехать, чтобы не понести необратимых утрат. Когда я только начинала работать реставратором, я пришла волонтером в Храм Всех Скорбящих Радость на Большой Ордынке, и уже тогда поняла от своих наставников как важна в реставрации коллективная работа. Людмила Константиновна Мартынова, опытнейший реставратор, которая восстановила огромное количество объектов этого храма, не работает в одиночку. Она консультируется со специалистами из Третьяковки, ГОСНИИРа работая на месте. Сегодня уже мы передаем свой опыт студентам и одновременно узнаем что-то новое для себя.

   

- То, что было десять лет назад в Вашей жизни перекликается с сегодняшней работой Союза реставраторов. Это стечение обстоятельств или закономерность?

 

- Я очень рада, что вступление в Союз реставраторов дало мне возможность познакомиться с таким уникальным местом как Ошевенское, узнать сегодняшних студентов, энтузиастов своего дела, которые через пять лет станут настоящими профессионалами. И это видно уже сейчас. Как реставратор, я получила прекрасную возможность поработать в храмовом пространстве восстанавливая выносной запрестольный крест в Александро-Ошевенском монастыре и консультируясь со своими коллегами в Москве. Таким образом, мой опыт волонтера в храме на Большой Ордынке перерос в наставничество для молодежи уже на Русском Севере.


Возврат к списку